Дело полковника полиции Кашева вызывает недоумение

Обвинительный приговор начальнику оперативно-розыскной части собственной безопасности регионального ГУ МВД полковнику Сергею Кашеву вызвал огромный общественный резонанс. Никогда ещё в Саратове не судили полицейского руководителя столь высокого ранга, к тому же возглавлявшего подразделение с весьма специфическими служебными задачами — сотрудники службы собственной безопасности борются с «оборотнями в погонах».

Теперь получается, что главный борец за чистоту рядов сам оказался взяточником и получил за это серьёзное наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Что ж, сведения о взяточничестве в силовых структурах давно, к сожалению, никого не удивляют. Вот только очень уж странно выглядит формулировка обвинения, признанная судом. Следовательно, подчинённый регулярно давал своему начальнику взятки в виде солидных сумм за то, что начальник закрывал глаза — нет, не на нарушения законности со стороны подчинённого. А на… прогулы и пьянство оперативного сотрудника в служебное время. Как вам такая история?

Взятка больше, чем жизнь

Видно, совсем уж лишними были 6 млн руб. у замначальника отдела ОРЧ СБ Сергея ЧЕРНЫШЁВА, если он с такой лёгкостью дарил их в течение более чем трёх лет (с сентября 2014-го по декабрь 2017 г.) своему руководителю за то, чтобы ходить на работу в подпитии, а то и вовсе не ходить. Ежемесячный взнос за свободу от служебной дисциплины составлял 150 тыс. руб. — это более чем в три раза превышает денежное содержание замначальника отдела. Вот так широко и весело живёт наша доблестная полиция!

Совесть сотрудника спустя годы всё же проснулась, и он заявил на своего начальника, который за мзду позволял ему пьянствовать и морально разлагаться. В итоге раскаявшегося взяткодателя освободили от уголовной ответственности и перевели в разряд свидетелей — при этом он перешёл в другое подразделение, а затем, когда следствие подошло к завершению, и вовсе мирно отправился на пенсию по выслуге лет. Начальника же за нарушение интересов службы (потерпевших по делу нет, поскольку никто лично не пострадал) строго наказали, лишив свободы, звания и наград, обязав выплатить солидную сумму штрафа.

В сознании обычного человека подобный расклад не укладывается. Уж очень странно выглядит столь высокая цена за право на пьянку и прогулы. Поэтому мы попросили прокомментировать ситуацию защитника полковника КАШЕВА адвоката Олега ИОНОВА.

— Конечно, с моей точки зрения, основания предъявленного обвинения выглядят надуманными и нелепыми. Платить по 150 тысяч рублей в месяц за право грубо нарушать служебную дисциплину! Тем более что нахождение в состоянии алкогольного опьянения — медицинская характеристика. Получается, что господин Чернышёв за столь длительный период времени ни разу не был официально уличён в этом, хотя находился в здании ГУ МВД, на глазах у высшего руководства. Там же располагается и кадровая служба, сотрудники которой постоянно контролируют коллег на предмет соблюдения ими требований служебной дисциплины. Офицера, постоянно находящегося в подпитии — по его собственному признанию! — вычислили бы в течение нескольких дней, иначе работу инспекторов по личному составу следует признать неудовлетворительной во всех отношениях.

Адвокат обратил внимание и на то, что в показаниях Чернышёва и сотрудников ОРЧ, работавших с ним в очень тесном контакте, наблюдаются серьёзные противоречия. Вкратце суть их можно свести к следующему: сотрудники утверждают, что не видели Чернышёва пьяным, он участвовал в совещаниях, занимался обучением молодых оперативников, посещал занятия по физической подготовке… А сам Чернышёв категорически настаивает: нет, я постоянно пил и прогуливал! Хотя при этом всё посещал и во всём принимал участие.

Что касается прогулов, когда, по словам главного свидетеля, в течение приблизительно 160 дней за указанный период (то есть раз в неделю) он отсутствовал на служебном месте более четырёх часов подряд, то специфика работы оперативника предполагает не постоянное сидение в кабинете, а пребывание на месте проведения оперативно-розыскных мероприятий. Так что определить, работает он или прогуливает, нелегко.

А вот с пьянством в служебное время ситуация загадочная. Все сотрудники ОРЧ опрошены по этому поводу, и лишь двое или трое из более чем двадцати припомнили, что от замначальника отдела как-то пахло спиртным и ещё несколько раз у него были красные глаза. Не очень убедительно и, главное, абсолютно недоказуемо — красные глаза могут быть от переутомления или из-за проблем со здоровьем (на что Чернышёв, кстати, жаловался). То есть подчинённые Кашева не заметили, что он закрывал глаза на нарушения дисциплины одним из них. При этом вряд ли у них есть резон выгораживать начальника ОРЧ СБ, который подвергал их дисциплинарным взысканиям.

Непосредственный начальник главного свидетеля Виталий ЖДАНОВ частично подтвердил слова своего заместителя Чернышёва. Хотя и тут неувязочка вышла: постоянно находясь с ним в одном кабинете (!), он лишь несколько раз за три с лишним года уловил признаки алкогольного опьянения. Хотя Чернышёв уверял, что употреблял спиртное аккуратно, не реже одного раза в неделю, с той же периодичностью, что и прогуливал.

Между прочим, согласно положениям дисциплинарного устава органов внутренних дел непосредственный начальник несёт ответственность за подчинённых, и по логике вещей Жданов должен был быть наказан за постоянные нарушения дисциплины своим заместителем. Но этого почему-то не произошло. Жданов в суде сообщил, что обо всех случаях пьянства Чернышёва докладывал Кашеву в устной форме (хотя должен был делать это письменно), однако тот не принимал никаких мер. Вообще-то в таких случаях направляется рапорт вышестоящему начальству, но сотрудники указанного отдела, видимо, находились в какой-то особой реальности, где не действуют ни уставы, ни положения о службе.

В ходе судебного заседания главный свидетель обвинения сделал и вовсе ошеломляющее заявление: оказывается, он пил на службе не один, а вместе с сослуживцами! Выходит, в оперативном подразделении, занимающемся секретными делами, процветало повальное пьянство. Видимо, спохватившись, Чернышёв попросил прощения у коллег за то, что своим поведением бросил тень на их общую репутацию, чем окончательно запутал ситуацию с точки зрения здравого смысла.

К делу не относится…

Естественно, возникает вопрос: где же скромный борец с «оборотнями в погонах» брал ежемесячно такие суммы на взятки начальнику, ведь они намного превосходили его зарплату? Здесь тоже предложено весьма оригинальное объяснение. Оказывается, ему давал деньги некий коммерсант ГРИГОРЕВСКИЙ, друг детства. Зачем давал? Да просто так, из альтруистических побуждений. Причём, как водится между друзьями, не брал при этом никаких расписок или иных свидетельств о получении денежных средств. Адвокат Ионов резонно заметил, что при этом могли быть названы и вовсе запредельные суммы для взяток, ведь этих денег всё равно никто не видел и они нигде никак не зафиксированы!

— Мы в суде пытались выяснить номер телефона Григоревского, дабы потом за­явить ходатайство о детализации его телефонных соединений. Таким образом, можно было бы установить, где находился этот человек в указанный период времени. Но нам отказали, судья заявила, что это не имеет отношения к делу.

Много вопросов вызвали и рассказы Чернышёва о том, как происходил сам процесс передачи денег начальнику. Здесь тоже не всё гладко: сначала выходило, что деньги передавались в кабинете, потом оказалось, что сотрудник приносил их полковнику на дом. Причём Чернышёв, по его словам, подходил к ограждению вокруг дома, вызывал Кашева по домофону, не заходя во двор, и там же, у забора, отдавал деньги. Но вот незадача — домофона на внешних воротах двора нет, снаружи можно вызвать только охранника, но никак не жильца дома. Значит, таким образом встречи взяткодателя со взяточником никак не могли проходить. Ещё одно явное противоречие, на которое обратила внимание защита, однако суд и этому не придал значения.

Среди указанных Чернышёвым дат, когда передавали деньги, как минимум три — в январе, в апреле и в августе 2017 г. — приходятся на время, когда полковник Кашев в Саратове отсутствовал, что подтверждается наличием авиабилетов и другими документами. Но суд и в этом случае не придал значения явным противоречиям в показаниях главного свидетеля обвинения.

 

Кто кого крышевал

Наконец, главное — зачем, по мнению защиты, Чернышёву нужно было обвинять своего начальника Кашева в получении взяток за попустительство по службе? Адвокат Олег Ионов считает, что мотив налицо.

— В ноябре 2017 года поступила оперативная информация о причастности Чернышёва к «крышеванию» незаконного алкогольного и табачного бизнеса в разных районах области. Служебную проверку по этому поводу проводил по указанию Кашева его заместитель Александр ЛУКЬЯНОВ. Последний был допрошен в суде как свидетель и пояснил, что завершить проверку не смог в связи с задержанием в декабре 2017 года полковника Кашева. После этого Чернышёв из подозреваемого и проверяемого превратился в главного свидетеля обвинения, и все вопросы в отношении него сняли. Мы пытались допросить Лукьянова более подробно, чтобы выяснить все обстоятельства, связанные с проверкой, но суд запретил нам это делать. Оказывается, и это к делу не относится. В итоге Чернышёв, которому в случае подтверждения оперативной информации грозило увольнение из органов по отрицательным мотивам, а то и уголовная ответственность, спокойно ушёл на пенсию по выслуге лет, а Кашев, пытавшийся вывести его на чистую воду, осуждён. При этом вообще странно, что для Чернышёва, пусть и раскаявшегося в добровольной даче взяток, абсолютно безнаказанно прошло совершение поступков, порочащих честь и достоинство сотрудника органов внутренних дел, несовместимых с пребыванием в данных органах, в чём он сам же настойчиво признавался.

Какой же из всего этого следует вывод?

— Мы направили апелляционную жалобу, в которой указали на недопустимость принятия за основу серьёзного обвинения столь противоречивых показаний одного лица, которые не сопровождаются никакими доказательствами, — сказал адвокат Ионов. — Мы трижды заявляли отвод судье, поскольку считали, что она придерживается явно обвинительного уклона. Надеемся добиться справедливого пересмотра дела.

Защитник добавил, что в зале суда находилось немало представителей прессы, и они с трудом сдерживали смех, выслушивая главного свидетеля, живописующего собственное пьянство и прогулы. Действительно, всё это было бы смешно, если бы не касалось человеческих судеб и не превращало в фарс саму идею борьбы с коррупцией. Остаётся лишь верить, что здравый смысл восторжествует.

Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Интересно