Чего добивается Есенбек Уктешбаев?

Анна КАЛАШНИКОВА

Как мы писали, в Астане уже две недели продолжается акция ипотечников, которые требуют списать их долги перед банками. Одним из главных организаторов этой акции является Есенбек УКТЕШБАЕВ, который в 2008 году создал движение «Оставим народу жилье». Нам удалось побеседовать с Уктешбаевым.

- Сколько человек в вашей организации?

- У нас в Алматы 150 человек, по Казахстану больше. Раньше у нас больше людей было, но мы в своих рядах провели чистку, потому что были разные люди. А мы – организация «Оставим народу жилье» - беремся за защиту людей, у которых только единственное жилье.

- Насколько я помню, с ипотечниками работала экс-депутат сената Зауреш Батталова. Почему сейчас ее не видно и не слышно?

- Она немножко отошла, поменяла направление деятельности. Но мы с ней время от времени встречаемся и обсуждаем наши вопросы. Она оказывает поддержку по линии ООН.

- Сколько человек приехало в Астану для участия в акции?

- В первый день приехало 80 человек, потом к 16-17 апреля еще люди подъехали – всего около 100 человек.

- Сколько вы должны?

- В прессе говорят, что я на заемные деньги купил земли в хорошем районе и коттедж. Но на самом деле участок в Медеуском районе (районы в верхней части Алматы – А.К.) я взял еще в советское время, в 1989 году. На этом участке сам в течение почти 20 лет собственными руками строил дом. В конце 2006 года я взял кредит на ремонт дома - 80 тысяч долларов. Дом тогда оценивался очень дорого, потому что сильно выросла стоимость недвижимости. Но начался кризис, на предприятии задерживали зарплату, дочь потеряла работу, и у меня появилась задолженность. До октября 2007 года я выплатил банку около 6 миллионов тенге по аннуитетному методу, а что есть другие методы погашения долга - мы даже не знали.

- Вы судились с банками?

- Да. Но суды принимают сторону банков.

- Когда брали кредит, вы знали, какую сумму вы должны будете вернуть?

- Но в то время, я же говорю, у меня проблем особых не было, и намека на кризис не было.

- Ну, например, я взяла бы у вас взаймы, допустим, 100 тысяч долларов под 10 процентов годовых, потом случился кризис, я не могу вам отдать этих денег и попросту говорю, что мне нечем платить, хотя у меня собственности на полмиллиона долларов. Вы будете бороться, чтобы вернуть свои деньги?

- Я понимаю, к чему вы клоните. В принципе, я тоже не сторонник такого отношения, но нельзя сравнивать ваш пример с нашим положением. У нас открылись глаза на многие вещи. Должны соблюдаться права каждой стороны. Все договора у нас кабальные, права есть только у банка, а у заемщика только обязательства.

-Но вы же добровольно заключали договор с банком…

- Основная часть людей поверила рекламе, поверила главе государства, когда он говорил, что весь мир живет в кредит, берите и улучшайте свои жилищные условия. Я рассчитывал, что если не осилю кредит, то продам эту недвижимость, выплачу долг банку и куплю себе жилье подешевле. Но цены в связи с кризисом резко упали, никто не покупал за ту сумму, чтобы закрыть долг и не остаться на улице.

- Если вы считаете, что банки виноваты, почему не обратились в прокуратуру или другие органы?

- Мы в суды обращались. Мы пытаемся действовать в правовом поле. Мы сейчас готовимся к тому, чтобы пройти все инстанции в нашей стране, а потом обратимся в Комитет по правам человека ООН. И у нас есть еще одна возможность, которую я пока не хочу раскрывать - через ООН обратиться в международный суд. Но мы надеемся, что не дойдем до этого, а придем к какому-то согласию. Я вот что хочу сказать. Деньги, которые получали банки второго уровня, были заемными, они брали у зарубежных инвесторов по ставке от 1 до 3 процентов годовых. Когда случился кризис, наши банки обратились к своим иностранным инвесторам и поставили им условия. Во-первых, они пожаловались на мировой кризис и неплатежеспособность внутренних заемщиков, сказали, что они не могут вернуть эти деньги, и попросили списать до 80 процентов основного долга. Во-вторых, они попросили пролонгацию выплат на срок до 20 лет. И, в-третьих, они поставили условие, что если они (инвесторы – А.К.) с этим не согласны, то наши банки объявляют себя банкротами, и тогда, согласно международным нормам, иностранные инвесторы вообще ничего не получат. В итоге им списали до 80 процентов долгов, и они добились отсрочки выплат. Поэтому мы и говорим: пусть они спишут (долги – А.К.) проблемным задолжникам. Мы не говорим, чтобы все долги списали, но должен быть индивидуальный подход, пусть аналогичный метод применят к нам. Государство идет навстречу банкам, выделяет им средства, есть государственные программы по выходу из кризиса…

На этом наше интервью пришлось прервать – собеседника вызвали на допрос в полицию. Напомним: 16 апреля между участниками акции произошел конфликт, из-за которого одна из сторон обратилась в правоохранительные органы. Теперь в отношении Есенбека Уктешбаева ведется производство по уголовному делу по статье 174 УК РК за разжигание межнациональной и социальной розни.

К сожалению, нам не удалось узнать у лидера ипотечников о том, кто оплачивает приезд и проживание в столице 100 участников акции, и во сколько обходится длящееся уже две недели стояние на бульваре Нурлы жол. Кроме того, хотелось бы узнать, почему произошел конфликт с Канагат ТАКЕЕВОЙ, также добивающейся списания долгов по ипотеке. Ответы на эти вопросы могли бы прояснить, являются ли движения ипотечников самостоятельно силой, или кто-то пытается манипулировать этими людьми.


Сайт продается

Цена: 550$

Обращатся : [email protected]

Интересно