«Невозможно сидеть и ничего не делать»

«Невозможно сидеть и ничего не делать»

У белорусской диаспоры за рубежом появилась надежда.

Об этом сообщает Слон

Белорус, уехавший жить в Вену, рассказал «Салідарнасці», почему эмигрировавшие эмигрировавшие соотечественники устраивают акции поддержки, и как на них реагируют австрийцы.

Этим летом по всему миру от Мюнхена до Майами проходят акции солидарности с Беларусью. География поддержки впечатляет. Чтобы понять, почему это происходит, начнём с первой буквы алфавита и поговорим с белорусом, который в 2016 году переехал жить в Австрию.

– Алесь, почему вы уехали из Беларуси?

– Устал, жизнь проходила, стареть в Беларуси не хотелось, особенно учитывая белорусские пенсии. Было ощущение бесполезности протестов, когда большинство населения пассивно. А выборы 2015 года были особенно депрессивными: не оставалось надежды на скорые изменения, и было понятно, что никаких реформ не будет.

На тот момент уехали уже многие активные борцы и участники протестов, которых я знал ещё с конца 90-х, и выросло новое поколение взрослых людей, которые при других правителях вообще не жили и не знали, как возможно по-другому.

– Что послужило отправным моментом для начала акций в Австрии?

– Белорусская диаспора в Австрии очень разобщена, организаторы акций и в прошлом пытались собрать людей для проведения каких-либо мероприятий, связанных с Беларусью, но это не работало. Я и сам раньше общался только с теми белорусами, которых знал ещё до переезда, и у меня не возникало желания кого-то ещё искать, чтобы знакомиться и чем-то заниматься вместе. Выборы стали катализатором и собрали всех.

– Зачем вам лично это надо, вы ведь живёте в другом мире?

– Когда в родной стране начинается какое-то очередное движение – появляется новая надежда. С одной стороны, ты все это уже видел: и надежды, и активизацию людей, и поражение, и разочарование, но надежда – не только умирает последней, она и с фениксом явно в родстве.

Ты начинаешь устраивать акции солидарности, потому что это все ещё часть тебя и твоей жизни. Ты не можете сидеть и ничего не делать, хотя практическая польза от таких акций внутри страны почти нулевая: официальные СМИ про них не расскажут, а те, кому это актуально, и так все понимают.

Люди делают это, в основном, для себя самих, ибо молчать им невыносимо. Если в Беларуси кто-то ещё может оправдать своё бездействие страхом репрессий, то тут – как ты будешь потом смотреть в глаза отражению в зеркале?

– Так кому эти обращения больше адресованы: белорусам или местному обществу?

– И тем, и другим: белорусам – как напоминание, что мы с ними морально вместе; местному обществу, а в идеале и правящим кругам, – чтобы привлечь их внимание к проблемам Беларуси. И хоть власти Беларуси никогда в этом не признаются, внешнее давление всё-таки делает их жизнь значительно менее комфортной и стабильной.

– Как проходят акции в Вене? Кто их организовывает?

– В большинстве самых популярных мессенджеров и в соцсетях сейчас есть группы, посвященные именно солидарности с Беларусью. Благодаря им в Вене в этом году уже состоялись две акции: в центре города на Karlsplatz и возле посольства Беларуси в Hütteldorf.

Акция в центре была самой успешной во всей истории белорусских акций в Австрии, на этом сходятся все участники. Подавали заявку на 20 человек, а участвовало более 50.

Фото: «Белсат»

– Будет ли продолжение?

– Для нынешних организаторов это был первый опыт проведения таких мероприятий. До этого, во время прошлых выборов 2001, 2006, 2010, 2015 годов, сколько-нибудь массовых совместных мероприятий в Вене толком и не было. Ребята в чате припоминают скорее эпизодические акции, на которые приходило очень мало людей (при этом больше украинцев, чем белорусов), но это было в «дотелеграммную» эпоху.

В ближайшие недели точно планируется ещё одна акция. Далее все зависит от того, как пройдёт регистрация кандидатов, и как будут развиваться события в Беларуси.

– Какое настроение у тех, кто сейчас собирается на акции?

– Настроение бодрое, хотя иллюзий ни у кого нет: все понимают, чего можно ожидать от событий в Беларуси. Эмоциональные споры или обсуждения происходят обычно в чатах. На акциях люди понемногу знакомятся, шутят, поют песни. С полицией мы всегда очень мило общаемся, машем друг другу, благодарим за охрану.

– Австрийцы как-то проявляют своё отношение к вашим акциям?

– Некоторым явно интересно, они подходят, спрашивают: «О чем именно вы кричите?» Благодаря им участники акций уже знают, как сказать «Жыве Беларусь» по-немецки. Многие спрашивают, что происходит в Беларуси. Им тяжело понять, как можно сажать людей за мирные акции.

С другой стороны, большинство слышало в лучшем случае название страны и «диктатура», возможно даже Lukaschenkof (есть у нас знакомый, который именно так говорит). Австрийские СМИ про ситуацию в Беларуси пока немного пишут. Хотя на акции возле посольства некоторые нам одобрительно махали из проезжающих машин.

– Есть ли что-то на ваш взгляд, что европейские страны могут сделать в данной ситуации?

– Реально – немного, но они могут хотя бы активнее освещать ситуацию в Беларуси. Могут, например, не приглашать диктаторов в Австрию с официальными визитами. Но в целом, не стоит надеяться на Запад, белорусам самим придётся разбираться с проблемами в своей стране, и чем раньше они это поймут, тем лучше.

– А как реагируют близкие и друзья в Беларуси?

– Они знают, чем я тут занимаюсь и говорят: «Хорошо, что есть неравнодушные люди». Пока я жил в Беларуси, я тоже участвовал в мирных протестах. По поводу тех акций они, конечно, волновались, но давно перестали пытаться отговаривать.

Безусловно, есть часть белорусов, которых наши акции раздражают: «Да, конечно, вам там хорошо стоять в комфортной обстановке, полиция вас не хватает, а охраняет!» Есть другие, которые не понимают, зачем это все это вообще нужно (ибо на Беларусь прямо никак не влияет). Ещё какой-то части общества это приятно, но, примерно, как открытка от дальнего родственника к празднику.

– Тогда на что надеяться? Вы верите, что перемены в принципе возможны?

– Надежда всегда есть. Текущий режим в любом случае не вечный, но будет держаться синими пальцами за кресло до последнего, как бы он это ни отрицал. Перемены будут, раньше или позже. «Белорусское экономическое чудо» разваливается уже не первый год, постоянно генерируя кризисы, но бесконечно его латать не получится.

Меня лично с одной стороны удивляет, с другой радует, что люди начинают понимать, как все работает в Беларуси: что неважно, по закону ты все делаешь, или нет, как только ты идёшь против понятий правящей верхушки – тебя и грязью польют и ногами ещё потопчутся.

Я видел реальное недоумение у людей, типа: «Мы же не националисты, не анархисты, не оппозиция, мы просто собираем подписи за нашего кандидата, за что нас-то винтить»? В общем, хочется надеяться, что розовые очки спадут у большинства и появится понимание, что аполитичности не существует, что неучастие тоже является активным выбором.

– Вы верите, что белорусы вообще способны построить другое общество?

– Вообще белорусы ничем не хуже других. И внутри страны, и за рубежом есть специалисты, которые будут рады приложить свои усилия для постройки новой Беларуси (как бы пафосно это ни звучало). Просто сейчас они режиму не нужны, ибо рассказывают о том, что нужно делать, а не о том, что хотят слышать наверху.

– Вы вернетесь назад, если что-то изменится?

– Очень сомневаюсь, я уже построил свою жизнь и быт здесь, а это требует, как правило, серьёзных усилий. Многие их тех, кто уехали в Беларуси уже не будут до конца «своими». Им снова придётся привыкать к другому менталитету, нормам, правилам, уровням доверия и вежливости, к продуктам в магазине, в конце концов. У кого-то возраст, австрийское гражданство, уже появились дети – таких ещё надо завлечь обратно.

Однако я вижу, что среди молодежи местной диаспоры ещё есть надежда, что будет новая Беларусь, и многие радостно поедут домой.


Источник: “https://charter97.org/ru/news/2020/7/11/385479/”

Интересно